ecolog2017 (ecolog2017) wrote in kraevedenie,
ecolog2017
ecolog2017
kraevedenie

Историческое наследие в руках гопоты

или как надышаться перцовым баллончиком за желание увидеть церковь

P1010032

Когда мне было лет 9, один из летних месяцев я провёл в детском лагере Берёзки в ближнем Подмосковье. Было там одно старое полуразваленное здание, о котором все ребята говорили, что это бывшая церковь и что там теперь обитает нечисть. Мы этого места боялись и время от времени приходили туда... смотреть и бояться. С тех прошло немало лет. Не знаю, почему никогда не вспоминал об этом раньше, но буквально месяц назад я решил выяснить, что это было за старинное здание. С некоторыми не очень большими затруднениями я нашёл лаконичное сообщение. Оказалось, и правда церковь — Троицы Живоначальной, к тому же — 1762 года постройки. Берёзки — название исчезнувшего ныне села и дворянского имения. На деньги местного помещика и был построен храм. После революции на территории усадьбы разместили пионерский лагерь, а здание церкви стали использовать под склад садового инвентаря.

Располагаются Берёзки на территории нынешнего Новомосковского АО Москвы, 20 минут езды от м. Юго-Западная по Киевскому шоссе и дальше километра три на юг. Чуть подробнее про Берёзки и храм Троицы Живоначальной можно прочесть по ссылке: http://sobory.ru/article/?object=28711

О самом лагере в Интернете было не так много информации. Писали лишь, что он теперь не функционирует и что территория это «закрытая». Всё же охота пуще неволи, и потому я сагитировал нескольких товарищей отправиться в Берёзки, чтобы найти и увидеть старинную церковь. Не откладывая в долгий ящик, мы предприняли наш поход прямо 1 января, чтобы начать Новый год осмысленно.

На главных воротах лагеря красовалась табличка «Охраняемая территория — проход запрещён!». Отсюда когда-то меня забирали родители. На меня уже потихоньку накатывала ностальгия... Изначально мы планировали культурно попросить охрану разрешить нам пройти посмотреть на церковь. Однако у ворот была только привязанная собака, и больше никого. Сам въезд выглядел довольно заброшенным — на калитке висел старый замок, а от ворот вглубь территории вела только припорошенная снегом колея и нечастые человеческие следы. Тогда мы решили обойти главный вход и попасть на территорию через дырку в заборе, которая не заставила себя долго ждать. Мы начали наш путь по средней глубине сугробам и кустам по направлению к заветной цели... Через несколько минут где-то чуть сбоку и сзади на приличном расстоянии неприятный пьяный голос крикнул: «Стоять!» Мы понадеялись, что это «развлекается» кто-то из стоящих по соседству коттеджей или что сторож крикнул это для острастки, но не полезет за нами вглубь заснеженного кустарника...

Понадеялись мы на это напрасно. Ещё спустя некоторое время, нас настигла сначала спущенная с привязи собака (гораздо более приятная, чем её хозяева), а затем и двое охранников — один молодой в ЧОПовской куртке, другой уже солидных лет, но ещё нестарый, седой мужчина. Оба бежали с дубинками наперевес. Сразу начались дикие крики, оскорбления и мат. Я попытался спокойно и вежливо объяснить, зачем мы сюда пришли, почему не смогли попроситься «цивилизованно» и что я - историк. Однако старый охранник похоже вообще был не в силах этого понять, он продолжал орать: «Зае...ли историки!! А если я в твою квартиру влезу и жену твою вые...у!!?» Что-то в том же духе поддакивал и молодой. Они потребовали, чтобы мы шли с ними. По дороге в помещение, где квартирует охрана, я видел футбольное поле, где когда-то стоял на воротах в команде отряда, корпуса, столовую — всё обшарпано и заколочено. Потихоньку припоминал, как я бывал здесь очень давно. Помещение охраны расположено, кажется, в бывшей лагерной администрации. Над входом прибита надпись «ДОЛ Берёзки».

Бешенство охранников тем временем не унималось. Наверное, мне надо было просто молчать, потому что на любые попытки спокойных объяснений седой неизменно взрывался криками и всё грозился «вые..ть жену», словно у него какой-то пунктик по этому вопросу. В комнате сидел третий охранник, довольно вежливый и приятный мужчина. Он переписал наши паспортные данные, после чего нас стали выводить. Я понадеялся, что адекватный охранник здесь за главного и попросил его:

- Разрешите нам, пожалуйста, одним глазком взглянуть на церковь..
- Нет, я сказал — нет! Здесь я разрешаю! - снова закричал любитель чужих жён.

Нас вывели за территорию. В наших планах было также посетить старое кладбище села Середнёво. На Викимапии писали, что здесь в 1812 году хоронили французов. Это, конечно, довольно обычные местные легенды, но раз уж мы были здесь — надо было посмотреть. По дороге мы немного отклонились от курса и оказались на берегу пруда, что на окраине территории детского лагеря. Подход к нему не огорожен. На другой стороне среди деревьев виднелась... там самая старая каменная церковь... Вообще места здесь очень красивые - живописный пруд, с лагерной стороны - роща с обилием елей, среди которых виднеется старинная каменная постройка. Я не совладал с соблазном. Решил по льду пруда подойти поближе. Дошёл до лагерного берега — здесь до сих пор стоят пляжные раздевалки. В детстве нас сюда несколько раз водили купаться... Отсюда церковь всё ещё было плохо видно, я сделал несколько довольно посредственных фотографий. С осторожностью я всё же вновь ступил на запретную землю. Ко мне присоединился один из друзей, двое остальных остались возле вещей на том берегу, потому что дальнейшего никто не ожидал. Неожиданно на лёд пруда выбежали те же двое и понеслись к нам с криками и матюками. Мы остановились. Побежав, они, несмотря на то, что никакого сопротивления или агрессии мы не выказывали, залили нас газом из баллончиков. Парню, что был со мной попали в глаза. Мне — в глаза и в ухо. В мятежной юности я 3-4 раза сталкивался с перцовым баллончиком, но никогда бы не подумал, что он вызывает боль даже в ухе... «Ах вы с..ки! Я в 60 лет за вами бегать должен!?» - мотивировал свои действия владыка этих мест. Меня схватили и потащили снова в штаб охраны — собирались вызывать полицию.

P1010023

P1010024

P1010026


Вели меня прямиком мимо старой церкви. Вблизи её полуруины выглядят довольно красиво и величественно. Как мне показалось, над одним из окон сохранились даже элементы росписи. «Не фотографируй!» - прочитал мои мысли надсмотрщик.

«Думаете дураки здесь все? Опрокинем стакан и не уследим за вами? Сами не отдыхаете и другим не даёте! Ишь, непьющие попались!» Полицейские подразделения не отзывались, а те, до кого дозвонились, в упор не хотели ехать... видно сказался эффект первого января.

- Повезло тебе, что костоломы-десантники днём раньше уехали! И третий раз, что полиция не хочет тебя забирать... но только сунься ещё раз!
- Бить будете? - спокойно поинтересовался я, не первый раз имея случай коммуницировать с людьми подобного типажа и рода занятий...
- Бить не будем — будем п...дить! Я тебе честно говорю! А ещё позвоню бандюкам — вас отдам, пусть, что хотят, то и делают. Бандюкам вас отдам!

Я улыбнулся...

- Улыбаешься как параша! Считаешь за дураков всех!

Это была одна из последних сентенций старого охранника... А считаю я вот что: конечно, правила мы сознательно нарушили, однако хамские и грязные оскорбления, а тем более применение к нам спецсредств — действия позорные и неприемлемые, и вообще говоря, могут квалифицироваться как уголовное преступление (раз уж эти персонажи претендуют на то, чтобы всё было «как положено»). Но главное не это. Главное, что архитектурные памятники двухсот пятидесятилетней давности являются общественным достоянием. А значит должны быть этой самой общественности доступны, а не отсечены от неё посредством агрессивной безумствующей гопоты.

P1010027

P1010028

Насчёт кладбища — как и следовало ожидать, французских надгробий мы там не обнаружили. Нередко «французскими» или «литовскими» могилами местные называют старинные славянские курганы. В Археологической карте России курганный могильник в Середнёво не значится, на местности я явных курганов также не обнаружил.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 0 comments